суббота, 20 сентября 2014 г.

FoW Вторая игра новичков, итальянское наступление

Художественный отчет Михаила Иванова о второй для него игре в ФоВ. Фотографии так же его авторства.





Полусонные мечтания Микеля о горячей лазанье и шелесте моря у виллы прервал крайне злой голос командира разведотрядаТруфио, вонзившийся танковому капитану в ухо из рации.

-...дети пьяных свиней, какого чёрта вы расположились на километр в стороне от указанных на картах позиций?!? - из его уст последовал поток ругательств.

- Сеньор капитан разведки, моя рота сместилась в соответствии с перемещениями союзных немецких танковых отрядов и берсальеров, значительно восточнее изначально предполагаемых координат... - Микель затянуто процедил по слогам каждое слово, словно размазывая тесто по дощечке... - Вдобавок, вы имеете в своём распоряжении три бронеавтомобиля, которые... - "промчались с улюлюканьем мимо моей колонны полчаса назад, ещё восточнее" - подумалось танковому капитану, но вслух он сказал - ..Которые должны обеспечить ваше прикрытие! - в ответ снова донеслась ругань, танкист ухмыльнулся... - Прекратите верещать и доложите о силах неприятеля!

Рация поутихла, голос Труфио вмиг стал серым, безэмоциональным, резким и чётким.
- Наблюдаю чёртову тучу английской пехоты, по меньшей мере две полных роты. Первая - в городе и на восточном утёсе, вторая - окапывается в полях и на утёсе западном. Также, восток - два семнадцатифунтовых и два шестифунтовых орудия, и запад - два семнадцатифунтовых, два шестифунтовых на колёсах и четыре гаубицы за полем.

- Вас понял. Сообщите герруХэннселю, пусть займутся восточным направлением, раз уж они вышли туда. Я выдвигаюсь к вам.

Сменив частоту, Микель скомандовал, - Рота, аvanti! - и хлопнул по плечу водителя. Одиннадцать "Карро", считая и командирский танк, и взвод "Семовенте" затрещали моторами и, скрипя гусеницами, двинулись в сторону горы.

Сквозь суматоху и шум танковой колонны внезапно прорвался раскат грома. Микель высунулся из люка и вгляделся в небо...Несущий смерть свист приблизился, но скользнул мимо. "Четыре гаубицы..." - теперь, закрыв глаза, капитан прислушался. После почти одновременного стука пристрельных снарядов, грохнуло ещё четырежды. Три удара оказались глухими. Последний отозвался треском и гулом. Значит, немцы уже так далеко. Значит, снаряд нашёл свою мишень.

- Идиоты! - на связь снова вышел разведотряд. Труфио был в бешенстве, - Даже я видел отсюда их чёртовы грузовики! Они вылезли прямо на холм, только вот флагами не помахали и салютик не дали...Одна машина в клочья. И... - секунда молчания, - Мать Тереза, час от часу...Микель, мне нужны ваши танки, ЗДЕСЬ, СЕЙЧАС! - обрыв.

Капитан схватил бинокль и перевёл взгляд на возвышенность, с которой вещала разведка. Четыре точки –Труфиоилейтенант, оба со своими помощниками, галопом мчались вниз по склону. Капитан бросился в лес, петляя между деревьев, а лейтенант перемахнул через забор и нырнул в пшеничное поле. С той стороны холма поднялись песчаные облачка и через гряду перемахнули тригусеничных малявки-«Юни-кэрриера», и с ходу ударили по бегущим из пулемётов. Рота Микеля была достаточно близко, чтобы разглядеть, как очереди косят пшеницу и вырывают щепки из деревьев над головой вжавшегося в землю Труфио.

- Семовенте, цель на два часа! Рота, огонь на подавление! – прокричал танковый капитан, самоходки остановились и качнули стволами в сторону неприятеля, «Карро», не сбавляя хода, повели башнями, и пулемётный стрекот перебило бабаханье гаубиц. За первый и единственный залп, сау записали на свой счёт два «Кэрриера», пробив оба насквозь, превратив в дымящиеся железные коробки. Третий транспорт был обезврежен танками.В пылу короткого боя было почти не слышно, как англичане дали новыйзалп по восточному квадрату.

Труфио поднялся и, крича что-то благим матом и размахивая руками, двинулся в сторону, откуда пришли танки. Посреди поля высунулась ошарашенные лица второй пары разведчиков.
- Ряд пшеницы в пять футов высотой защищает от пули, лейтенант! – расхохотался комвзвода самоходок, продавливая тропу мимо них. Разведчик покрутил дрожащими пальцами у виска и промолчал, в отличие от кэпа, направляясь обратно к начальной позиции.

Рота танков медленно вскарабкалась на гору и встала. Микель обвёл биноклем городок и прилегающие поля. Труфио совершенно точно передал информацию об орудиях, но пехоты ни среди городских серых коробок, ни среди спокойного золотистого моря злаков, видно пока не было. На восточном холме вилась среди построек струйка дыма уничтоженного грузовика. Вдоль тех домов сновали берсальеры, две оставшихся машины замерли у крайнего здания, не высовываясь на открытую местность. Где-то совсем вдалеке, на юго-восточном утёсе играл волынщик.

И снова небо прорезала артиллерийская канонада. В этот раз свист не утих на середине, а только усилился.
- Attensione, обстрел! – заорал Микель, и юркнул в башню, захлопнув люк.

Uno. Сердце танкиста бешено застучало, перебивая даже задрожавшую землю, а пальцы сами схватились за крестик на шее.
Due.Все звуки, кроме его собственного дыхания, поглотил болезненный тяжёлый звон.
Tre.Двадцать пять фунтов. Если они твои – ты не услышишь. La Morte èsilenzio, Микель..
Quattro, fine. Все глухие. Можно открыть глаза.

Когда звон в ушах поутих, капитан высунулся наружу и огляделся. Британцы, очевидно, едва перевили орудия с востока на запад и дали залп наудачу, потому что воронки, размером как раз с «Карро» легли совершенно беспорядочно и довольно далеко от танковой колонны. Не пристрелялись. Если спуститься с холма, можно выиграть ещё немного спокойного времени.

Какого-то звука в наступившем затишье не хватало. Замолкла волынка. Вместо еёвеличественной пронзительной трели, с той стороны слышался только частый треск. Взглянув на юго-восток, Микель увидел, как «Автоблинды» разведки, опять впереди планеты всей,втроём штурмовали утёс.

Взвода ПанцеркампфвагеновХэнселя, как и второй роты берсальеров, в области видимости не было, хотя какого лешего они могли делать на востоке за центральным холмом, было не ясно.
Броневикивлезли на утёс, поливая землю впереди себя из пулемётов и пушек. И тут утёс ощетинился британскими солдатами. Их и правда была целая туча. Командир роты, обороняющиеся солдаты падали один за другим, отступали от итальянцев, но потом снова рвались к ним. Одному бронеавтомобилю оторвало колесо и разорвало передок взрывом. Экипаж был расстрелян, даже не успев выскочить из дверей. Что-то ударило в бок второго «Автоблинда» и он замер в огне. Последнюю машину дёрнуло взрывом и она перевернулась, прокатившись по утёсу и завалившись у его подножия.

Микель сплюнул на землю. “Правильно, тише едешь, дальше будешь…И почему их не поддерживают наши немецкие союзнички, чёрт бы их побрал?”

Рация снова разразилась руганью капитана разведки.
-… настоящие психи, полезли прямо на пулемёты и пушки, и хоть бы что. Три броневика! Это точно не щеглы-новобранцы. А если это ветеранские роты, сеньор танковый капитан, у нас большие неприятности.
- Это было предсказуемо. Влетать в такую толпу втроём –самоубийство в чистом виде. Меня больше интересует две вещи, куда мне двигаться дальше и где, sporcoputtana, немецкие танки?

Разведчик перешёл на дойч и пропал из эфира на минуту, не больше, чтобы вернуться с новой порцией ругательств, уже на немецком языке.
- Ты ни за что не угадаешь. Танковые ассы гоняют взвод «Кэрриеров» по лесу на востоке. Берсальеры примерно в том же районе, так что в ближайшие часа два на пехотную и танковую поддержку можешь не рассчитывать. Командование приказало штурмовать город и уничтожить семнадцатифунтовки и артиллерию.

- Che cosa?ДВА ЧАСА? – выслушав приказ, Микель хлопнул себя по лицу ладонью с такой силой, что на него обернулся весь экипаж… - Труфио, семнадцатифунтовых орудия. Гаубицы. Impossibile. Не считая пехоты, лезть в чистое поле под орудия такого калибра…Проще самим пожечь себя, возни меньше будет.
- Капитан, отставить! – рявкнул разведчик, - Выполняйте приказ, мы постараемся обеспечить прикрытие, артиллерия готова. Усаживать поле фугасами бесполезно, но можно закрыть обзор орудийным расчётам. Ждите дыма!
- Ordinecapito… - Микель бросил рацию и ещё раз оглядел поля и западный утёс и отдал приказ всем взводам техники наступать.

Как только танки спустились с холма, англичане ещё раз накрыли их обстрелом, и снова – впустую. Поблагодарив Деву Марию за британское невезение, кэпвперился глазами в поле, выглядывая врага. Затарабанили итальянские гаубицы – и поле далеко впереди, где уже видны были английские орудия, укутало густым серым дымом.

- Rota! Avantil’offensiva ! – яростно проорал Микель.
- Soldiers! ATTACK! –прозвучал в ответ громовой рёв стоящего на западном утёсе здоровяка. В уши ударил показавшийся нестерпимо мерзким в данный момент и на такой дистанции визг волынки. Огромное жёлтое поле стало серым от английских мундиров.

Танки первого взвода рванули вперёд, послышалось звяканье первых пулевых рикошетов. В ответ заработали пулемёты. Второй взвод встал, поддерживая рвущихся вперёд и прикрывая тыл.

Шедший первым «Карро» разогнал группу солдат, но встал, схватив лбом что-то явно крупнее винтовочной пули. Экипаж выскочил из машины и укрылся за бронёй. Такой же снаряд ударил крайний справа танк, с теми же последствиями. Микель выглянул из башни и смог различить бойцов в гранатомётами. В бешенстве расстреляв в их сторону полный магазин личного пистолета, кэп сбросил каску и крикнул своим танкистам, размахивая рукой:

- Amici !Avanti ! - и странно, но это подействовало. Прошедшие десяток баталий бойцы убедились, что их железным коням не нанесено значительных повреждений и, отстреливаясь, вновь заняли свои места. Обе машины двинулись вперёд, в гущу врагов.

Однако, глядя на поле боя, Микельзаметил нечто, что ему совсем не понравилось. Заметив наступление, британцы повернули одно из городских орудий в их сторону. Ствол семнадцатифунтовки выплюнул облачко дыма, и через мгновение «Карро» взводкома был продырявлен насквозь. Чудом выживший командир вылез из охваченной пламенем машины, шатаясь, добежал до соседней и сел в неё. Пушка ударила в следующий раз – и башня другого танка поднялась в воздух и рухнула на землю рядом с раздувшимся пылающим корпусом - сдетонировал боекомплект. Гранатомётчики, тем временем, сумели подбить ещё две машины, и становилось неясно, чья сторона в данный момент наступает. Вдобавок, дымовая завеса понемногу расступалась, открывая ещё больше пехотинцев и ещё две пушки...

- Второй взвод, огонь по орудиям! – и пять башен огрызнулись в сторону британцев. Выстрелы произошли одновременно. Вспучивая землю и разбрасывая чёрные комья , снаряды упали совсем рядом, и два – попали в цель, обе пушки погнулись и сложились, а рассчёт расшвыряло в стороны. Своим последним выстрелом одна из пушек промахнулась - снаряд разорвался где-то у холма, зато вторая уничтожила уже четвёртый танк. Следующему сбили гусеницы и забросили гранату в люк после хлопка и оборвавшихся воплей, из триплекса и башни повалил чёрный дым. Где-то сзади громыхали гаубицы – «Семовенте» стреляли по городку, пытаясь достать до пушек там.
Пехота шла в контратаку, обогнув три подбитых танка и приближаясь ко второму взводу. Танк Микеля обстреляли с расстояния не более двадцати метров, он застыл и задёргался.

- Ну же, друг, нам не стоит задерживаться на месте… - кэп легонько стукнул рукой водителя по затылку, пальцам стало мокро и тёпло. – Вот как…Спи спокойно, мальчик. – стараясь не глядеть на то, что стало с пареньком, Микель отодвинул его с места и накрыл лицо каской. Командирский «Карро» дёрнулся назад. Рядом хлопнуло ещё дважды – один раз глухо, от гранаты, другой – позвонче, от снаряда, пробившего броню.

Интуитивно соображая, как правильно управлять своей машиной, кэп обошёл подбитый танк и пятился задом, прикрываясь уже уничтоженной бронёй.
“Мы в меньшинстве. Первый взвод уничтожен в полном составе. Это конец.” - только и вертелось в голове капитана. Пулемётчик и стрелок сидели с каменными лицами , держась за автоматы – пулемёт разбило близким взрывом, башню заклинило, обороняться было нечем.
Дважды гранаты
звякали о башню, но не разрывались и не прошибали её. Рядом с ним двигался только один экипаж, из трёх оставшихся бойцы бежали, оставив их на растерзание британцам.

Микель не мог даже ругаться, просто сидел, закусив до крови губу, и разворачивал танк, уводил два уцелевших «Карро»и бесполезные против многочисленной пехоты самоходки cполя боя. Наступление было полностью провалено, рота потеряла девять машин, разменяв их на два орудия и едва ли четверть живой силы врага.

Когда холмы остались позади, до Микеля долетели обрывки фраз Труфио – он сам бежал от перешедших в наступление пехотинцев с запада, а немцы и берсальеры бестолково увязли на восточном утёсе, пускай избавившись от оставшихся семнадцатифунтовых, но потеряв два танка и скорее всего, обрекая себя на смерть от значительно превосходящих сил британцев и артобстрела.

Вечерело. Лучи заката тонкими спицами пробивались через густые облака.

“Наверное, так я буду видеть закат через прутья тюремной решётки, если вместе с Труфио не объясню полковнику причины поражения и не заслужу права на реванш..” – подумал Микель, оставив рычаги управления, наполовину выбравшись из танка и бессмысленно уставившись в небо. Утерев лоб, он с удивлением поднёс кулак к лицу и раскрыл - среди пятен ещё не засохшей крови убитого водителя на его ладони блестел крестик. Перегнувшись через башню, кэпоглядел машину снаружи, впервые за несколько часов. Ошалело подсчитав количество следов от рикошета на своём многострадальном «Карро»,он тяжело выдохнул, поцеловал крестик и блаженно откинулся на лючок.
В голове его снова зазвучал шелест морской волны и приятный запах лазаньи.

Комментариев нет:

Отправить комментарий